Когда у тебя на руках все козыри, жизнь начинает играть в шахматы

Иногда жизнь преподносит сюрпризы, в том числе и в карьере. И когда казалось бы все складывается удачно и ты уже вот-вот выйдешь на новую работу в престижную компанию, она вдруг становится банкротом. О такой нестандартной ситуации в своей карьере рассказала Алена Авдеева, бывший вице-президент Goldman Sachs, которая теперь покоряет инвестиционный бизнес в Бостоне.

FE: Вы получили финансовое образование. Чем Вас привлекли финансы? В какой момент у вас появился интерес к инвестициям?

А.А.: Я с детства не могла определиться, кто я: гуманитарий или технарь. Пять дней в неделю я училась в Гуманитарной Гимназии, а на выходных в ФизМат Лицее в городе Кирове. После 9-го класса пришла пора сделать выбор, но также мне предложили пройти отбор в гимназию при Финансовой Академии в Москве. Тогда я впервые задумалась о финансах и они меня привлекли тем, что они сочетают и фундаментальные экономические концепции и поведение людей в экономике, и логику уравнений и цифр в корпоративных финансах. В итоге, я сначала поступила в эту гимназию, а затем и в Финансовую Академию. Инвестиции меня привлекли тем, что инвестор может создать стоимость, может ее разрушить, хотя, для начала, не каждый может увидеть инвестиционную возможность. Все вместе - очень интересная задача и вызов: проанализировать инвестиционную возможность, понять потенциал, фундаментальные драйверы, реализовать ее.

FE: Расскажите о том, как складывалась Ваша карьера до того, как вы попали в Goldman Sachs?

А.А.: После третьего курс института я попала на летнюю стажировку в отдел аналитики Ренессанс Капитала. Я с энтузиазмом выполняла задачи, которые передо мной ставили, причем даже самые скучные.  Когда проекты закончились, мне предложили разработать модель, которая бы анализировала золотовалютные резервы. Я придумала, как это можно сделать. В результате я стала единственным стажером-студентом, которому предложили остаться, когда начался учебный год.

В начале 2008 года я перешла в Lehman Brothers, который только открыл свой офис в России. Там я сначала была стажером-аналитиком в отделе Кредита и одной из первых 20 сотрудников русского офиса. За время стажировки я построила базу данных, которая позволяла анализировать и сравнивать отчетность и финансовые показатели различных эмитентов евробондов, а потом прошла отбор на летнюю программу Lehman Brothers в Лондоне.  Такие программы типичны для инвестиционных банков: 10-недельная стажировка а течение лета, предшествующего финальному году в университете, по окончании которой компания делает оффер топовым стажерам. Я получила оффер и должна была переехать в Лондон после окончания Финансовой Академии. Тем не менее, когда у тебя на руках все козыри, жизнь часто начинает играть в шахматы: 15 сентября 2008 года Lehman Brothers подала на банкротство.

Мне пришлось искать новую работу: через два месяца я вышла в инвестиционный департамент фонда Инвест АГ. Это было сложное, но одновременно очень интересное время, так как, конечно, кризис не мог не отразиться на наших портфельных компаниях, но при этом было очень много интересных возможностей. В Инвест АГ я проработала больше двух лет. В какой-то момент стало ясно, что, чтобы расти дальше, мне нужно сменить компанию, и я начала рассматривать другие фонды. К сожалению, в России очень мало международных PE фондов. Одновременно я узнала о том, что Goldman Sachs расширяет свое присутствие в России и СНГ и ищет людей в команду. Для меня это была возможность работать под руководством и учиться у лучших специалистов и построить карьеру в глобальной компании - шанс, который я не могла упустить, пусть даже это и означало небольшой шаг назад с точки зрения карьерного роста, так как вакансия была Аналитик первого года. В итоге я решила попробовать покорить инвестиционный банк еще раз.

FE: Расскажите, как проходило ваше интервью в Goldman Sachs? Были ли какие-то сложности?

А.А.: У меня было несколько этапов интервью с разными людьми, не меньше пяти. Вопросы были абсолютно разные, начиная от решения логических задач и проверки знания базовых финансовых концепций, и заканчивая импровизацией. Кроме того, перед моим финальным интервью у меня был перерыв около двух недель, но накануне мне позвонили около 9 или 10 вечера и попросили подготовить несколько инвестиционных идей в определенных классах активов. Я думаю, это была проверка мотивации и способности работать в стрессовых ситуациях. В итоге я не спала до глубокой ночи, читая последние финансовые новости и изучая основы различных стратегий.

Конкуренция, чтобы попасть в топовые глобальные компании, огромная. Получить приглашение на интервью – это прекрасно, значит тебя заметили. Но это только первый шаг, необходимо помнить, что кроме тебя будут собеседовать еще несколько десятков не менее умных и талантливых людей, поэтому нужно использовать свой шанс на 150%. Отточить технические знания, узнать все про компанию, ее культуру, продумать и отрепетировать ответы на возможные вопросы. Конечно, всегда могут спросить что-то, чего ты не знаешь, но в таком случае нужно не теряться, а постараться прийти к какому-нибудь ответу, показав, что ты можешь думать и как ты думаешь.

Часть вопросов в интервью всегда направлена на оценку личности кандидата и его общего поведения, например: “Расскажите про случай, когда вы работали в команде, и возник конфликт» или «Приведите пример цели, которую вы достигли, и как». Для таких вопросов хорошо работает метод STAR. S – Ситуация, T – Задача, что было нужно сделать A – Действие, что ты сделал, какие навыки применил, R – результат, желательно, количественный.

FE: Вы стали там вице-президентом, как достигли такого уровня? Как выстраивается карьерная лестница в компании? Что нужно сделать, чтобы получить повышение?

А.А.: Обычно карьера начинается с двухгодичной программы Аналитиков, по окончанию которой или не продлевают контракт, или повышают до уровня Аналитика 3 года. Следующая ступень – Associate. Дальше, если ты себя проявляешь и если тебя еще не уволили, то ты можешь стать в какой-то момент Вице-Президентом/Исполнительным Директором. После этого Управляющий Директор и Партнер, это уже высший менеджмент. Чтобы получить титул, нужно работать так, чтобы люди вокруг думали, что у тебя этот титул уже есть. Среди прочего, я основала платформу структурных нот Goldman Sachs в России, а также с нуля построила бизнес для инвестиционного страхования жизни в сотрудничестве с управляющими компаниями и страховыми. Это было непросто, учитывая нестабильность, вызванную кризисом и санкциями, но я верила в этот проект и просто не принимала ответ «нет», пока не находила нужное решение. Так что мой титул не был «авансом».

FE: Приходилось ли Вам принимать участие в интервью с соискателями? На что особенно обращают внимание на интервью?

А.А.: Да, конечно. Я обращаю внимание не на потенциал человека, а на его мотивацию и желание учиться, а также на то, как этот человек реагирует на критику и неудачи. Неудачи бывают у всех, разница в том, что кто-то учится и становится сильнее, а кто-то винит всех вокруг, кроме себя, и сдается. Плюс, я еще лично спрашиваю не только вопросы, связанные с работой, но также пытаюсь понять, насколько человек разносторонне развит, есть ли у него или нее какие-то хобби или интересы.

FE: Вы отработали в компании 5,5 лет, почему решили уйти? Вы снова выбрали инвестиции, но уже не в России. Почему Бостон?

А.А.: Основная причина моего перезда в США связана с тем, что мой муж поступил в Гарвард на степень MBA. Я думала о том, что если бы ситуация была обратной, я бы хотела, чтобы меня поддержали. Таким образом, Бостон, это, скорее, стечение обстоятельств, но при этом Бостон - это один из финансовых центров мира, здесь находится штаб-квартиры многих управляющих компаний и фондов, включая Fidelity ($2.4 трлн), Wellington ($1 трлн), Bain Capital ($100 млрд) и Baupost. Кроме того, 90% венчурного финансирования в США приходится на Нью-Йорк, Сан-Франциско и Бостон. Это неудивительно, ведь одна из основных отраслей в Бостоне – это биотехнологии и медицина, а также здесь находится Гарвард и MIT.

FE: Расскажите, насколько отличается инвестиционный бизнес в России и за границей? Какие основные отличительные черты вы можете назвать? Планируете ли Вы вернуться в Россию?

А.А.: Я думаю, что, во-первых, есть большая разница в работе законодательства и судебных систем.

Во-вторых, в России, к сожалению, есть тренд на увеличение роли государства во всех сферах экономики, и этот тренд в последнее время только укрепляется, что отрицательно влияет на конкуренцию и общую производительность.

Опыт, который я получаю сейчас, бесценен, как в профессиональном, так и в личностном плане. Я внимательно слежу за ситуацией в России и у меня есть ряд идей, которые я бы хотела осуществить в будущем, неважно, где я буду, в США, Лондоне или России. Плюс, даже сейчас, в Бостоне, я всегда открыта к проектам, связанным с Россией и СНГ.

FE: Кому стоит идти работать в инвестиционный бизнес и на какие должности? Какие ресурсы вы бы посоветовали тем, кто только собирается в эту отрасль?

А.А.: Если какая-то отрасль интересна, нет никаких причин, почему человек не может построить успешную карьеру.

Если говорить про рекрутинговый процесс, то в России международные компании знают такие университеты, как МГУ, ВШЭ, РЭШ, Финансовую Академию, МГИМО. Также, такие технические, как ФизТех, Бауманку и НГУ. Я знаю много людей, которые сначала получили техническое оборазование, а потом дополнили его экономической степенью в РЭШ. Если говорить о глобальном контексте, Лондоне или Нью-Йорке, то, наверное, самая сильная поддержка у выпускников РЭШ. Нужно очень хорошо знать английский язык. Отбор на программы летних стажировок инвестиционных банков, о которых я упоминала ранее, очень структурированный и проходит в определенные даты, как правило, осенью.

Глобальные PE фонды нанимают аналитиков IBD, как правило, второго - третьего года. Это тоже окно, за которым нужно следить, если есть интерес к карьере в PE. Правда, в последнее время идет очень сильная охота за талантами и некоторые фонды делают отложенный оффер выпускникам университетов, которые только получили свой оффер от инвестиционного банка, чтобы присоединиться к ним через два года. На мой взгляд, это немного нелогично, так как человек еще даже не начал работать и не факт, что он будет работать хорошо, но, тем не менее, сейчас такое происходит.

FE: Вы уже много лет занимаетесь инвестиционным бизнесом. Не возникало желания поменять род деятельности? Если пофантазировать, в какой отрасли Вы себя еще представляете?

А.А.: Мне нравятся инвестиции тем, что всегда может возникнуть интересная возможность в новом секторе и работа никогда не надоедает.

Плюс, у меня есть много разных увлечений, не связанных с финансами, в которых я тоже себя реализую. В какой-то момент даже возникла возможность стать колумнисткой для Forbes – и, как мне кажется, у меня неплохо получилось. Если завтра появится что-то другое, то, вполне может быть, в моем резюме появится новая строчка.

Карьера
912

Кто и как читает ваше резюме в инвестиционном банке /

Известно, что при устройстве в инвестиционный банк...

Карьера
1971

5 фраз, которые втайне желает услышать любой рекрутер /

Вероятно, вам случалось посещать интервью, связанные...

Карьера
1139

В Германии сотрудники раньше уходят с работы /

Илья Звягинцев, Senior Manager в Deloitte, проработал...

Карьера
1001

Вопросы к собеседованию в McKinsey & Co /

Как правило, большинство кандидатов, претендующих на...

Карьера
936

BCG: вопросы и структура собеседования /

Boston Consulting Group (BCG) является одной из наиболее...

Карьера
857

Личные вопросы на собеседовании в финансовую организацию и ответы на них /

Собеседование в банке или в любой другой финансовой...