Люди в нашей отрасли — трудоголики

Работа в инвестиционном бизнесе позволяет заниматься проектами в абсолютно разных сферах деятельности. Анна Ермакова, управляющий директор Da Vinci Capital, рассказала о том, чем ее привлекают инвестиции и какими проектами она занималась.

F.E.: Расскажите немного о себе. Какое образование получили? Почему именно эти учебные заведения?  Почему решили учиться в Лондоне?

А.Е.: Я выбирала между МГУ и МГИМО. В МГИМО на тот момент уже преподавали финансовый, инвестиционный анализ – дисциплины, которых в МГУ еще не было. Дополнительным преимуществом МГИМО, помимо ключевых для меня дисциплин в области экономики и финансов, была возможность изучать иностранные языки на профессиональном уровне, в том числе в деловой сфере; я выбрала английский и французский, при этом французский на тот момент не знала, а по окончании института могла уже свободно на нем общаться. 

Далее я решила продолжить обучение в магистратуре Академии народного хозяйства по той же дисциплине, углубляясь в финансовый и инвестиционный анализ, потом поступила в аспирантуру Высшей школы экономики, а после в London Business School. Обучение в Лондоне было интересно ещё и для понимания насколько мое российское образование отвечает западным стандартам, но главное, конечно, получение новые навыки и знания.

F.E.: Вы изначально связали свою карьеру с инвестиционным бизнесом. Чем Вас привлекали инвестиции? 

А.Е.: Это был первый и самый сложный выбор, и мне повезло, так как у меня была возможность получить нужный мне совет от своего отца, его друзей, коллег. У них сильный бэкграунд в образовании и бизнесе, поэтому они могли дать адекватный совет. Я выбирала между юриспруденцией и экономикой, и мне подсказали, что если я получу экономическое образование, то у меня будет больше возможностей. На тот момент у меня еще не было понимания, что юриспруденция в нашей стране должна ещё пройти долгий путь развития. Инвестиции меня заинтересовали уже в институте, это был внутренний выбор, он не был ничем аргументирован, я быстро поняла, что в нашей стране это еще юная и неразвитая индустрия. 

F.E.: Изначально Вы занимались инвестициями в Альфа-Банке. Почему решили начать именно с банка? Как проходили туда собеседование? 

А.Е.: Мое первое место работы было в большой промышленной группе Фосагро. Я изначально занималась трейдингом, там же начинала первые инвестиционные проекты по строительству логистических комплексов. Затем я прошла собеседование в Альфа-Банк. Часто по работе, даже сейчас, когда я сама собеседую людей, вижу и чувствую потенциал, понимаю, как человек вписывается в команду, какой у него бэкграунд, к чему он стремится. Поэтому я думаю, что на тот момент тоже сошлись все эти факторы, плюс у меня был достаточный для этой должности опыт. 

F.E.: Вы успели поработать в разных инвестиционных фондах. В чем их основное отличие между собой? Какими проектами там занимались?

А.Е.: Я занималась очень разными проектами. Чаще выбирала российские компании, так как считала, что там у меня будет больше возможности получить необходимый опыт и расти профессионально. 

До 2008 года это были проекты в основном в индустриальной сфере, в том числе проекты, связанные с РАО ЕЭС и его реформацией. Был большой совместный проект с Renaissance Capital – строительство завода по производству соевого концентрата, мы перенесли производство из Подмосковья в Финляндию. Была большая сделка в секторе телекоммуникаций с МТС. А затем мой фокус переключился на главный проект - на какое-то время я занялась семейной жизнью, у меня родился сын. 

Затем я возглавила инвестиционный департамент у Андрея Вдовина. Моя задача состояла в том, чтобы сформировать департамент и привлечь проекты. Прибавились новые проекты в ритейле, я продолжила заниматься заводом по производству сои на новом этапе. Также мы работали с французской группой Lactalis по покупке молочных заводов на территории России. 

Потом РВК (Russian venture company) сделали мне неожиданное предложение. Это было действительно неожиданно, так как на тот момент я не знала, что у нас в России существует венчурный рынок. В результате для меня это оказался интересный опыт, и с тех пор, технологические компании являются одной из важных сфер интереса с точки зрения инвестиций. После РВК я присоединилась к команде Da Vinci Capital. С ними была связана одна из сделок в РВК, и я хорошо знала команду фонда. В Da Vinci мы пересматривали наши стратегии, и сейчас я занимаюсь тем, что создаю фонды и отбираю интересные технологические компании. В прошлом году мы закрыли Gett. Это первая наша инвестиция в данной отрасли. 

F.E.: Три года вы проработали в Russian venture company. Что сложного было при прохождении собеседования?

А.Е.: В целом у меня не было трудностей с прохождением собеседований, как у всех грамотных профессионалов. На тот момент я думала присоединиться к фонду прямых инвестиций. Но был какой-то элемент судьбы, и в итоге я попала в РВК. Для меня это был не совсем очевидный, но в итоге правильный выбор, которым я осталась довольна. Я приобрела новые знания в венчурной индустрии, строительстве фондов. 

F.E.: Почему спустя три года приняли решение перейти в Da Vinci? Чем Вас привлекала эта компания? Как проходили интервью в Da Vinci?

А.Е.: Я достигла определенной точки роста в РВК, компания начала менять курс в своем развитии. Поэтому наши пути разошлись. Мне было интереснее остаться в частном секторе, поэтому я ушла. 

На тот момент у основателей Da Vinci Capital было четкое понимание о моих профессиональных навыках и мы обсуждали сотрудничество и направления, где я могу помочь росту компании. 

F.E.: Вы обмолвились, что уже сами сейчас проводите собеседования. Расскажите, как они проходят. Что могли бы посоветовать тем, кто только собирается устраиваться к вам в компанию? 

А.Е.: Если мы говорим о юных специалистах, то для них самое главное – собрать максимум информации о том направлении, в котором они собираются развиваться и в каких компаниях. Надо подготовиться к собеседованию, рассказать о своём опыте и образовании, как планируют развиваться. Ну и конечно должна быть готовность работать 24 часа в сутки, потому что у нас всегда был есть и будет очень тяжелый график работы. Это специфика отрасли, люди в нашей отрасли отличаются тем, что они трудоголики. 

F.E.: Расскажите, какими проектами занимается Da Vinci? Какие задачи решаете лично Вы? В каких сделках Вам приходилось принимать участие? 

А.Е.: В Da Vinci у нас три партнера. Я являюсь одним из трех управляющих директоров. В мои задачи входит создание новых фондов, я закрыла фонд-сделку с РВК, уже на стороне Da Vinci, инициировала сделку с Gett. На сделке обычно работает команда – партнер, управляющий директор и инвестиционные специалисты. Сейчас мы планируем запуск большого фонда. Моя прямая обязанность — запуск фондов, поиск и закрытие интересных проектов для этих фондов; два из них находятся на стадии подписания.

F.E.: Планируете ли Вы в будущем инвестировать свои личные финансы в какие-то проекты? Какие бы Вы проекты Вы для этого выбрали? 

А.Е.: Часть бонусных средств за успешные сделки могут инвестироваться в компании, в которые инвестирует фонд. Я понимаю, что если хочу куда-то инвестировать, то необходимо быть профессионалом в этой отрасли и быть в курсе событий. Я не инвестирую в фондовый рынок, т.к. не отслеживаю сейчас его динамику. Если бы я планировала инвестировать свои средства, то выбрала бы те проекты, которые мне нравятся и которые я отбираю сейчас для своего фонда. Самое главное в нашей сфере - это в любом случае команда и люди. Когда ты уже выбрал сектор, выбрал в этом секторе подсектор, и в этой компании сходятся все финансовые и бизнес параметры, то самое ключевое, на что нужно обратить внимание – это команда. 

F.E.: Что останавливает людей от инвестирования в ценные бумаги? С какой суммы целесообразно начинать инвестирование? Что сдерживает потоки денежных средств в инвестиционные фонды?

А.Е.: Фондовый рынок и ценные бумаги, которые вращаются на фондовом рынке – это наиболее доступный инструмент для инвестиций. Тем более, что на этом рынке присутствуют регуляторы, которые помогают контролировать риски. Если мы говорим о неопытном инвесторе или частном инвесторе, то для работы с ценными бумагами ему будет необходим консультант и опытный брокер. Прямые инвестиции и фонды прямых инвестиций – это рынок для профессионалов. Здесь гораздо больше размер и суммы инвестиций. Если это венчурные проекты, то сумма может составить и 50-100 тыс.долларов, если это зрелая компания, то ограничения размера сделки нет. Например, если компания стоит больше миллиарда, сумма инвестиции будет рассчитываться в миллионах долларов. 

F.E.: Опишите среднестатистический портрет клиента Вашего фонда. Как выстраивается взаимодействие с Вашими клиентами? Чего они хотят получить от сотрудничества и что Вы можете им предложить? 

А.Е.: Клиентами нашего фонда являются крупные институциональные клиенты. Это профессионалы своего дела. Один из наших инвесторов - это РВК, а также международные институциональные инвесторы и институты развития. С ними мы находимся в постоянном контакте, мы регулярно общаемся и отчитываемся перед ними по результатам нашей деятельности. Инвесторы сами могут выбирать периодичность этой отчетности – раз год, раз в квартал, раз в месяц и т.д. Клиенты хотят получить от нас доходность и эффективные инвестиции. А институты развития, как РВК, например, ещё поддерживают инвестиционный рынок в России и частные технологические компании. Поэтому есть еще экономически-социальная заинтересованность. 

F.E.: Что является основной трудностью у инвесторов? Какие трудности возникают у Ваших клиентов?

А.Е.: Так как наши инвесторы международные, то они конечно столкнулись со всем комплексом проблем, связанных с ограничениями с 2014 года. На российском рынке основная трудность сейчас это недостаток капитала, связанный с этим, дефицит профессиональных управляющих; при этом на международных идёт конкуренция за наиболее интересные проекты.

F.E.: Планируете и дальше заниматься инвестициями? Расскажите о своем самом большом достижении в инвестициях. Чем Вы лично довольны больше всего?

А.Е.: Из этого сектора я вряд ли уйду. То, о чем я задумываюсь – это создание чего-то своего. У меня много было интересных проектов. Но один из самых сложных, так как это был “turn-around” кризисного проекта, и интересных, в котором я сыграла большую роль – это строительство нового производства с нуля и его запуск. 



Вас тиак же могут заинтересовать наши подборки:
Карьера
2064

5 фраз, которые втайне желает услышать любой рекрутер /

Вероятно, вам случалось посещать интервью, связанные...

Карьера
1178

В Германии сотрудники раньше уходят с работы /

Илья Звягинцев, Senior Manager в Deloitte, проработал...

Карьера
1096

Вопросы к собеседованию в McKinsey & Co /

Как правило, большинство кандидатов, претендующих на...

Карьера
1001

BCG: вопросы и структура собеседования /

Boston Consulting Group (BCG) является одной из наиболее...

Карьера
959

Кто и как читает ваше резюме в инвестиционном банке /

Известно, что при устройстве в инвестиционный банк...

Карьера
934

Личные вопросы на собеседовании в финансовую организацию и ответы на них /

Собеседование в банке или в любой другой финансовой...