Приход к власти Дэвида Соломона ознаменовал новую эпоху Goldman Sachs

Чуть меньше года назад, 1 октября 2017, был официально подтвержден факт перехода полномочий исполнительного директора Goldman Sachs Group Inc. к Дэвиду Соломону. После более чем года напряженной борьбы, спекуляций и умолчаний он был объявлен наследником Ллойда Бланкфейна на посту руководителя, без преувеличения, наиболее влиятельной и богатой компании в сфере финансов.

Для акционеров, сотрудников и сторонних наблюдателей это решение отчасти стало неожиданностью, ведь именно усилиями Ллойда Бланкфейна отдел трейдинга смог восстановиться после ряда серьезных падений, а компания освоила новые рынки и сферы деятельности во всех областях финансов. Для человека, который, пусть и в шутку, заявлял, что собирается умереть на своем посту, Бланкфейн покинул его, пожалуй, слишком поспешно. В своем обращении к сотрудникам он отметил следующее: «В этот день я не хотел бы оставлять Goldman Sachs, но по моим, пусть не самым очевидным заключениям, это именно тот день, когда мне следует это сделать. Я с трудом мог представить собственный уход, ведь в худшие времена я не мог бы этого сделать, а в лучшие — не захотел».

В свои 63 года Бланкфейн, по собственному заявлению, еще не готов был оставить пост. Но, как отметил аналитик Чарльз Пибоди: «Если процесс запущен, тебя увлекает течением, в котором твои собственные усилия уже ничего не значат».

Бразды правления Goldman Sachs достались Дэвиду Соломону в переходный период, когда компания отстраняется от своего традиционного источника доходов -  трейдинга, и активно исследует перспективы таких продуктов, как потребительские займы.

К слову, стоить вспомнить об ещё одном изменении в управленческом аппарте финансового учреждения, которое привело к смене руководства инвестиционных банков Goldman Sachs, что повлекло за собой множество положительных изменений в компании.

Напомним, что после избрания Дональда Трампа наблюдался значительный подъем акций банка в ожидании новых возможностей для трейдинга в более благоприятных условиях, однако оптимизм быстро развеялся, и за год акции упали на 9% — большей цифры не наблюдалось ни в одном из прочих банков. Говорящими являются и результаты второго квартала, согласно которым доходы компании на тот момент не достигли и 38% общей прибыли, как то отмечалось годом ранее, что также не сравнимо и с 70% за 2007 год.

Дэвид Соломон примкнул к рядам Goldman Sachs вскоре после перехода компании в статус публичных (1999 г.) и стремительно поднялся по карьерной лестнице к управляющей должности в отделе инвестиционного банкинга. Результатом более чем десятилетнего руководства стало активное продвижение банка в сферу долговых обязательств, что за последний год принесло банку почти 10% от общей прибыли.

По замечанию Кена Моэлиса, одного из ведущих сотрудников отдела, Соломон «умен, сосредоточен и изобретателен, но, что более важно, представляет собой предельно целостную личность. Дэвид является наилучшим кандидатом на должность руководителя».

Что касается Ллойда Бланкфейна, то именно одновременно с тем, как началась его карьера Goldman Sachs,  он смог саккумулировать наибольшее влияние и ресурсы. Однако ситуация резко изменилась после финансового кризиса, когда компания стала «мальчиком для битья» для прессы и общественности.

«Ллойд с достоинством провел Goldman Sachs через финансовую бурю и ее последствия», — комментирует Хэнк Польсон, бывший предшественником Бланкфейна, а в последствии занявший пост секретаря Казначейства США: «Ему удалось сдержать удар и привести компанию на ведущие позиции в индустрии. Живой ум и чувство юмора по праву сделали его лицом компании и всего банковского мира».

С момента кризиса компания переориентировалась на инвестиционный банкинг, «вотчину» Соломона, сместив приоритеты с трейдингового отдела, чья прибыльность значительно уменьшилась в следствие финансовых регуляций, которые повлек за собой кризис.

Одной из первоочередных задач Дэвида Соломона стал поиск кандидатов на свою предыдущую должность, и среди них отметились Джон Уолдрон, один из руководителей отдела инвестиционного банкинга и Стивен Шерр, глава отдела потребительских и коммерческих банковских услуг.

Сейчас инвесторы и аналитики будут наблюдать за деятельностью Соломона особенно пристально, в ожидании того, удастся ли компании под его руководством выполнить поставленный план на $ 5 млрд прибыли в новых отраслях к 2020 году.

Что касается второго кандидата на пост управляющего, ранее делившего с Соломоном должность президента (с 2016 г.), то победа Шварца оставалась вероятной до последнего, и официальное объявление наследника положило конец их более чем двухлетней борьбе, начавшейся с перехода Гари Кона, «правой руки» Бланкфейна, в администрацию Дональда Трампа.

Любопытно отметить, что Соломон будет первым руководителем банка, совмещающего свой пост с занятиями ди-джея. Это хобби он упорно сохранял за собой даже оказавшись в списке кандидатов на высший пост.

Подборка вакансий: Investment Banking & General (22.10.2018)
Новости
740

Подборка вакансий: Investment Banking & General (22.10.2018) /

Рекрутинговый портал FinExecutive предлагает вашему...

Подборка вакансий: Internships (22.10.2018)
Новости
435

Подборка вакансий: Internships (22.10.2018) /

Рекрутинговый портал FinExecutive предлагает вашему...

Подборка вакансий: Top Positions (22.10.2018)
Новости
431

Подборка вакансий: Top Positions (22.10.2018) /

Компания FinExecutive предлагает вашему вниманию подборки...

Подборка вакансий: CFO & Financial Controlling (22.10.2018)
Новости
357

Подборка вакансий: CFO & Financial Controlling (22.10.2018) /

Рекрутинговый портал FinExecutive предлагает вашему...