«Нетворкинг – это ключевой актив любого инвестиционщика»

На инвестиционном рынке можно услышать много историй о том, как успешно складывается карьера у тех, кто выбрал это направление. Виктор Червяков, Investment Director в «Skolkovo Ventures», поделился своей историей успеха.

FE: Расскажите немного о себе: какое образование получили? Как приняли решение пойти в инвестиционный бизнес?  Как сейчас оцениваете этот выбор?

В.Ч.: Я закончил Московский физико-технический институт (МФТИ) в 2014 году. На первом курсе магистратуры у нас появилась кафедра «Технологическое предпринимательство» совместно с Российской Венчурной Компанией. На ней было два направления – управление технологическими проектами и подготовка инвестиционных аналитиков для венчурного фонда. Я выбрал второе - мне оно показалось очень актуальным, кроме того -  это пересечение финансового рынка с рынком высоких технологий. С 2012 года я начал погружаться в венчурные инвестиции. Об этом решении не жалею, это направление рынка мне очень нравится.



Блиц-опрос:

— Самая важная книга для подготовки к интервью в Skolkovo Ventures.

— Нил Рэкхэм «Спин продажи».

— Три самых главных качества для вашего сотрудника.

— Ответственность, навыки аргументации, умение находить нестандартное решения.

— Лучший способ провести свободный день.

— Занятие спортом, прогулка на свежем воздухе.



FE: Сейчас вы Investment Director. Какими проектами занимаетесь? Какие задачи решаете?

В.Ч.: Я и моя команда занимаемся инвестициями в технологические проекты на B2B-рынке. Ищем проекты на стадии масштабирования бизнеса (Round A и далее). А в целом, Skolkovo Ventures является полноценной инвестиционной платформой в технологическом сегменте – развиваем собственные инвестиционные инструменты, практику Investment banking, стратегических партнерств с крупнейшими российскими корпорациями. Но в основе всех наших инициатив и сделок всегда лежит технологичность «базового» актива.

Моя основная обязанность – закрытие инвестиционных сделок в одном из фондов под управлением Skolkovo Ventures, а именно VC-фонде под названием «Industrial l», ключевые задачи которого – это поиск потенциальных проектов, в которые можно вложить капитал в обмен на долю в компании. Я отвечаю за построение всего этого процесса – от поиска до закрытия сделки .

Второе – постинвестиционная поддержка. Это помощь в формировании и развитии стратегии компании, содействие в знакомстве наших портфельных компаний с рынком, чтобы компания развивалась и не стояла на месте, а капитализация компании и, соответственно, стоимость нашей доли в компании росла.

С нашей стороны зачастую приходится доказывать, что деньги – это не первичное для развития проекта. Мы позиционируем фонд, как стратегический ресурс.

Во-первых, Skolkovo Ventures – часть экосистемы фонда Сколково, в которую входит большое количество партнеров. Поэтому нам легко дотянуться до большого количества потенциальных клиентов для многих компаний. У Фонда также есть отраслевые LP (инвесторы) – ОАК, ВР, РЖД, которые инвестируют в компании не только деньги, но и свою значительную экспертизу.

Во-вторых, мы понимаем конкуренцию на рынке технологий – кто куда идет, и кто как развивается. Потому что большая часть этих игроков либо являются резидентами Сколково, либо так или иначе связаны с этой системой.

FE: Как вы выросли до этой должности? Какие этапы карьерной лестницы преодолевали? Большой ли конкурс был на должность директора по инвестициям? Почему должность получили именно вы?

В.Ч.: Пока что моя карьера складывалась довольно просто. Первое мое место работы было – Prostor Capital, небольшой частный венчурный фонд с фокусом на ИТ-проекты, сначала я был стажером, потом младшим аналитиком.

Затем знакомый, который уходил из ВТБ Капитал, чтобы создать свой стартап, и предложил мне попробовать себя на его месте и пригласил на собеседование на должность аналитика. В «ВТБ Капитале» я познакомился с Владимиром Саковичем, который на текущий момент является главой Skolkovo Ventures. Владимир ушел из ВТБ в Сколково, в инвестиционный департамент. Он начал его трансформировать и искал тех, кто будет заниматься инвестициями. Пригласил меня присоединиться. Таким образом, из ВТБ я перешел на позицию Associate. Примерно через год я вырос до Senior Associate, так как мы закрыли несколько сделок и достигли KPI, которые были поставлены. Потом вместе со старшими коллегами я решал очень важную стратегическую задачу — запуск Skolkovo Ventures в 2017 году. Когда компания была создана и начала работать, я получил должность Investment Director. Я думаю, что получил должность потому, что мой вклад в общее дело был значительным.

FE: Что бы Вы посоветовали людям, которые развивают в карьеру в инвестициях с прицелом на должность директора? Как и где можно дорасти до этой должности быстрее всего?

В.Ч.: Думаю, быстрее всего можно дорасти в частных компаниях или в компаниях с небольшим штатом. Если строишь свою карьеру в корпоративном сегменте, там очень четко прописано, как и кто может претендовать на грейды. Это как в стартапе: чем меньше команда, тем больше берешь на себя ответственности, тем быстрее растешь профессионально и тем быстрее получаешь грейды.

FE: Насколько важен был нетворкинг для Вашего карьерного роста? Какую роль он сыграл в Вашем развитии?

В.Ч.: В фонде Сколково мы оказывали инвестиционно-банковские услуги – помогали привлекать деньги в стартапы и технологические компании. Нам нужно было находить хорошие технологические компании, в которые привлекаются деньги, а потом искать для них подходящего инвестора. И без нетворка это невозможно сделать! Иначе будет очень сложно вырасти до уровня VP/Директора.

Сейчас, когда в Skolkovo Ventures, мы инвестируем сами, нетворкинг сохраняет свое значение. Один из лучших источников поиска компании — не холодные звонки и заявки, а именно твое окружение.

Даже развивая портфельную компанию, ты должен продавать не только денежную ценность компании, но и нечто большее. Без нетворкинга это сделать не получится.

Так что, я бы сказал, что нетворкинг – это ключевой актив любого инвестиционщика.

FE: Как складываются Ваши отношения с коллегами сейчас, когда вы стали руководителем? Отличается ли Ваше общение с подчиненными от того, как Вы общаетесь со своими руководителями?

В.Ч.: У меня небольшая команда – 3-4 человека. С моей точки зрения, отношения в команде у нас хорошо налажены, т.к., во-первых команда компактная, а во-вторых у нас открытые отношения и очень высоко ценится мнение и аргументация каждого члена коллектива вне зависимости от формального ранга.

В целом, я стараюсь инвестировать свое время в изучение построения моделей управления и оцениваю текущий результат как высокий.

Отношения с подчиненными примерно такие же, как у меня с моим руководством. Мы в целом не используем слово «подчиненные», для меня все сотрудники Skolkovo Ventures, которые работают либо со мной в команде, либо в смежных командах – коллеги.

FE: Как вы отбираете людей себе в команду? По каким критериям их оцениваете?

В.Ч.: Для меня важно базовое образование: где человек учился и по каким направлениям. Предпочитаю брать кандидатов с техническим образованием, потому у меня такой же бэкграунд, и высока вероятность, что мы будем одинаково подходить к решению задач.

Я слежу, чтобы у кандидатов был релевантный опыт. Если, например, я ищу человека на позицию Associate, то мне хотелось бы, чтобы кандидат работал в венчурном фонде, чтобы сразу пустить его в работу и не тратить время на подготовку.

Очень важный элемент рабочего процесса в нашем секторе - инвестиционный комитет. Любой человек, который работает в венчурном фонде, так или иначе принимает участие в подготовке к инвестиционному комитету. Иногда достаточно просто взглянуть на материалы, которые он готовил к инвестиционному комитету, чтобы понять, насколько внимательно он подходит к работе и как он мыслит.

FE: Расскажите, как работаете сейчас в условиях пандемии? Есть сложности с проектами? С общением с клиентами?

В.Ч.: Весной мы быстро перешли на удаленную работу, но уже к лету частично начали возвращаться в офис. Сейчас вновь работаем в режиме хоум-офис.

Дома работа стала более эффективной, так как нет отвлекающих и раздражающих факторов (я живу с девушкой, но она работает в офисе, поэтому никто не отвлекает). Бывает, сильно устаешь от того, что не меняется обстановка – нет отличия между рабочей и домашней атмосферой. Но с этим можно справиться, меняя рабочие локации или уезжая за город.

Удаленное общение с контрагентами не всегда удобно, иногда необходимо пообщаться лично. Все-таки ZOOM или телефон не могут заменить личную встречу. С другой стороны, существенно сократились затраты времени на поездки.

Из-за того, что большие корпорации непросто переходили на удаленку, некоторые не принимали решения по проектам, ставили их на паузу. Это мешало некоторым компаниям, которые мы сейчас отслеживаем и которые мы уже проинвестировали, быстрее расти. Но сейчас все уже наладилось.

После первой волны карантина многие бизнесы поняли, что надо внедрять больше новых инструментов, повышающих прозрачность и управляемость бизнеса, особенно с учетом нестандартных ситуаций. Это дало рынку дополнительный толчок для внедрения продуктов технологических компаний.

Мы думали, что ситуация с COVID-19 даст нам приток новых проектов, у которых временная просадка по бизнесу и которым требуется срочное увеличение ликвидности. На этом можно было бы сыграть, но реальная ситуация оказалось другой: хорошие проекты, которые показывали динамику роста, в момент пандемии попали в кризис и решили не привлекать инвестиции до её окончания — хорошие компании не стали продаваться дешево. Все качественные компании пережили кризис, стали еще сильнее, и продолжили развитие.

FE: Каким Вы видите свое будущее лет через пять? Какие карьерные пути рассматриваете? Хотите ли продолжать карьеру в инвестициях? Насколько это перспективное направление?

В.Ч.: Инвестиционное направление остается перспективным, но меняет свой облик. Сейчас на рынок выходит много корпоративных клиентов, которые строят свои экосистемы. И они скупают с рынка большое количество проектов. В будущем наряду с развитием внешних проектов, будут запускаться огромное количество новых направлений внутри. Я думаю, на рынке инвестиций и, в частности, слияний и поглощений в ближайшие 2-3 года начнутся очень бурные процессы. Точнее они уже начались, а результаты мы увидим чуть позже.

А если рассматривать мои личные перспективы – для меня важно активно участвовать в хороших сделках. Пока менять направление деятельности не планирую.

FE: А рассматривали ли Вы работу за границей? В какой стране хотели бы работать? Почему?

В.Ч.: Российский и иностранный венчурные рынки кардинально отличаются между собой. Это не хорошо и не плохо, просто они разные. Если говорить про потенциал работы за рубежом, мне было бы интереснее всего попробовать себя в Израиле. Это очень интересная страна, близкая по духу России, с очень динамичный и развитым венчурным рынком, к тому же там уже есть неплохие контакты. Но сейчас такой цели не стоит, т.к. и в России огромное количество перспектив для роста и развития.



Вас также могут заинтересовать наши подборки:
Карьера
1712

Карьера в инвестициях после коронавируса /

Уже полгода весь мир тревожит пандемия, вызванная коронавирусом....

Карьера
2600

Настоящие профессионалы всегда «на вес золота» /

Одну из важнейших ролей при совершении сделок в инвестиционном...

Карьера
2514

Опыт в инвестициях учит думать на перспективу /

Многие консультанты Большой Тройки или Четверки уходят...

Карьера
2389

Private Equity: Игра на повышение /

В последние годы отмечается значительный рост интереса...

Карьера
2861

Десять советов, которые помогут вам на собеседовании в инвестиционном банке /

Собеседование в инвестиционном банке— одна большая...

Карьера
3862

Руководство для тех, кто начинает карьеру в Private Equity /

Понятие Private Equity подразумевает прежде всего инвестирование...